В роддоме плачущая мать, 

В роддоме плачущая мать, 

На вид совсем ещё девчонка, 
Кричала: "Я не буду брать, 
Хочу оставить здесь ребёнка. 
Я всё равно одна уйду. 
Ну что вы от меня хотите 
К родителям я не пойду, 
Отец убьёт меня, поймите! 
Она то плакала навзрыд, 
То вдруг на всех кричать пыталась, 
И криком прикрывая стыд, 
С ребёнком навсегда прощалась. 
Я был свидетелем случайным. 
Жену в больнице навещал. 
А тот конфликт необычайный 
Хорошего не обещал. 
Когда она за дверь шагнув, 
Уйти пыталась от ребёнка, 
Я крикнул руку протянув: "Постой, безумная девчонка! 
Остановись, возьми дитя, 
Подумай что ты совершаешь 
На миг свободу обретя, 
Покой, навеки потеряешь. 
Тебе сегодня тяжело, 
Ты жизненной свободы хочешь. 
И протестуешь всем назло, 
А что ребёнку ты пророчишь 
Пророчишь серый детский дом, 
И жизнь,как в старой жуткой сказке, 
Ты убиваешь душу в нём, 
Навек лишив любви и ласки". Она как будто замерла. 
Немного молча постояла 
Обратно в кабинет вошла 
И словно клятву повторяла: "Прости, мой миленький, прости. 
Прости кровиночка родная, 
Что мамка подлая такая, 
Хотела от тебя уйти". И, оглянувшись на меня, 
С какой-то новой, доброй силой, 
Взяла на руки малыша - 
И стала женственной и милой. 
И я поверить захотел 
В её намерения благие, 
Ведь женщин не таков удел: 
Бросать детей. Они - другие. 
Они готовы жизнь отдать 
За жизнь детей, за их улыбки. 
Святое это слово мать. 
И ей нельзя творить ошибки. 
Их очень мало на земле, 
Тех женщин, что детей бросают. 
Затем всю жизнь живут во зле 
И с этим грузом умирают. 
Я заклинаю матерей, 
И всех отцов я заклинаю: 
Не смейте оставлять детей! 
Их слёзы камень прожигают!